Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Есть отнюдь не мифический "Антей" в нашем Отечестве, страница: 2 из 6

Баллистические ракеты (БР) как цели для средств ПРО в сравнении с аэродинамическими целями обладают рядом принципиальных отличий, предъявляющих особые требования к системам и средствам нестратегической ПРО (ПРО-ПВО на ТВД).

В первую очередь это высокие скорости полета БР в зонах поражения средств ПРО (как правило, 1000 м/с и существенно больше) и большие углы их входа в зоны поражения (30–80 градусов).

Во-вторых, БР средней дальности (с дальностью старта 2500–3000 км, а юридически – до 5500 км) в подавляющем большинстве оснащены отделяемыми в полете головными частями (ГЧ), в том числе – в ядерном снаряжении, в перспективных БРСД – и комплексом преодоления средств ПРО (КСП ПРО). Головные части БРСД имеют, как уже указывалось, большие скорости полета, но самое главное, они малогабаритны и имеют малую эффективную отражающую поверхность (ЭОП), что крайне затрудняет их обнаружение, распознавание и автоматическое сопровождение радиолокационными средствами систем ПРО. Так, головная часть БРСД «Першинг-2» на нисходящих ветвях траектории летит со скоростью 2800–3000 м/с и имеет ЭОП, равную 0,02 кв. м и менее.

В-третьих, ракеты меньшей дальности (моноблочные) и ГЧ БРСД имеют малую уязвимость от осколочного потока боевых частей противоракет (ЗУР). Это обстоятельство особенно обостряется при необходимости поражения ракет или их головных частей с ядерным снаряжением, когда необходимо обеспечить их разрушение без инициирования ядерного взрыва. В этой связи абсолютно справедливо мнение экспертов, утверждающих, что «в вооруженных силах ведущих государств нет более высокотехнологичной и сложной, экономически дорогостоящей и значимой для национальной безопасности военно-технической системы, чем ПРО для защиты территории, особенно если речь идет о неядерном перехвате БР с ядерными боевыми частями». Это в полной мере относится и к создаваемой ПРО на ТВД.

Из истории создания «кирпичей» и «кирпичиков»

Разработка и создание систем и средств ПРО на ТВД, тем более с перехватом и неядерным поражением ГЧ БРСД, – намного более сложный и технически рискованный процесс, чем развитие самих БРСМД. Он под силу только высокоразвитым государствам, обладающим совершенными научными достижениями, промышленностью и технологией.

Не случайно, что пионерами в создании средств ПРО на ТВД стали США и Советский Союз. В США была развернута НИОКР SAM-D по изысканию способов, обоснованию структуры и разработке универсальной (противоракетной и противосамолетной) перспективной системы ПВО, с помощью которой заказчикам хотелось решить все проблемы и сразу. Через 12 лет интенсивных работ «гора родила мышь» под названием ЗРК «Пэтриот» с низкими обобщенными боевыми характеристиками.

Анализ показал, что ошибка разработчиков заключалась в том, что в основу построения и разработки перспективного ЗРК были положены принципы и концепции, эффективные для борьбы с аэродинамическими целями, но слабо пригодными для борьбы с баллистическими ракетами. Фазированная антенная решетка с электронным управлением лучом, реализация метода наведения «управление через ракету» (TVM), применение специальных типов зондирующих сигналов, быстродействующей вычислительной техники позволило ЗРК «Пэтриот» высокоэффективно бороться именно с аэродинамическими целями. Для обеспечения высокоэффективной борьбы с баллистическими целями требовалось нечто другое.

Практическое боевое применение ЗРК «Пэтриот» на Ближнем Востоке даже против сравнительно устаревших моноблочных БРМД типа «Скад» (8К14) с дальностью старта 300–500 км показало, что его боевая эффективность находится на уровне 0,22–0,36, а дальность перехвата составляет всего 7–15 км. В ходе боевых действий пришлось использовать космический эшелон разведки для выдачи предварительного целеуказания батареям ЗРК «Пэтриот».

США неоднократно модернизировали ЗРК «Пэтриот» (ОКР Patriot Antitactical Missile Capability–РАC-2, РАC-3 , а также введение в состав комплекса новых ЗУР типа «Эринт»), но кардинально повысить его возможности по борьбе с баллистическими целями так и не удалось. В связи с этим в США были развернуты работы по созданию ЗРС ПРО наземного (сухопутного) базирования THAAD (тактическая высотная территориальная оборона и морского (корабельного) базирования «Иджис» (Aegis).