Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Космические челноки опять востребованы: Лунные и марсианские программы России нуждаются в сверхтяжелых средствах доставки, страница: 4 из 4

С бурным развитием ракетной техники в конце 40-х – начале 50-х годов необходимость в завершении работ по пилотируемому бомбардировщику-ракетоплану отпала. В ракетной промышленности сформировалось направление крылатых ракет баллистического типа, которые исходя из общей концепции их применения нашли свое место в общей системе обороны СССР.

Но в CША исследовательские работы по ракетоплану поддерживались военными. В то время считалось, что обычные самолеты или самолеты-снаряды с воздушно-реактивными двигателями являются наилучшим средством доставки зарядов на территорию противника. Родились проекты по программе планирующих ракет «Навахо». Фирма «Белл Эйркрафт» продолжала исследования космического самолета для того, чтобы использовать его не в качестве бомбардировщика, а как разведывательный аппарат. В 1960 году был заключен контракт с фирмой «Боинг» на разработку суборбитального разведывательного ракетоплана «Дайна-Сор», который предполагалось выводить ракетой «Титан-3».

Однако СССР вернулся к идее космических самолетов в начале 60-х годов и развернул работы в КБ Микояна сразу по двум проектам суборбитальных аппаратов. В первом предусматривался самолет-разгонщик, во втором – ракета «Союз» с орбитальным самолетом. Двухступенчатая воздушно-космическая система именовалась «Спираль» или проект «50/50».

Орбитальный корабль-ракетоплан стартовал со спины мощного самолета-носителя Ту-95К на большой высоте. Ракетоплан «Спираль» на жидкостных ракетных двигателях достигал околоземной орбиты, выполнял там запланированные работы и возвращался на Землю, планируя в атмосфере. Функции этого компактного летающего космического корабля-аэроплана были значительно шире, чем только работа на орбите. Натурная модель ракетоплана совершила несколько полетов в атмосфере.

Советский проект предусматривал создание аппарата массой более 10 тонн со складывающимися консолями крыла. Опытный вариант аппарата в 1965 году был готов к первому полету как дозвуковой аналог. Для решения проблем теплового воздействия на конструкцию в полете и управляемости аппарата на дозвуковых и сверхзвуковых скоростях построили летающие модели, которые получили название «Бор». Их испытания проводили в 1969–1973 годах. Глубокое изучение полученных результатов привело к необходимости создания двух моделей: «Бор-4» и «Бор-5». Однако форсированные темпы работ по программе «Спейс шаттл», а главное – неоспоримые успехи американцев в этой области потребовали корректировки советских планов.

В общем, многоразовая авиационно-космическая техника для отечественных разработчиков отнюдь не является чем-то новым и неизведанным. С учетом форсирования программ по наращиванию спутниковых систем, межпланетных сообщений и исследования дальнего космоса можно с уверенностью говорить о необходимости создания именно многоразовых средств выведения, в том числе и тяжелых ракет-носителей.

В целом планы по разработке российской тяжелой ракеты довольно оптимистичны. В середине мая Олег Остапенко уточнил, что в Федеральной космической программе на 2016–2025 годы все-таки будет предусмотрено проектирование сверхтяжелой ракеты-носителя с грузоподъемностью 70–80 тонн. «ФКП еще не утверждена, идет формирование. В ближайшее время мы ее обнародуем», – подчеркивает глава Роскосмоса.

Источник: http://pravdoryb.info/kosmicheskie-chelnoki-opyat-vostrebovany-lunnye-i-marsianskie-programmy-rossii-nuzhdayutsya-v-sverkh.html