Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА В КОСМОСЕ, страница: 3 из 4

Убедившись в бесперспективности создаваемых систем “Найк-Зевс”, “Визард” и “Найк-Х”, предназначавшихся для защиты городов и территорий от ракетного нападения, и получив данные о развертывании новых советских ракет, американцы в 1967 г. приступили к разработке системы “Сентинел”, предназначенной для защиты 25 наиболее важных городов США от ракетного нападения Советского Союза. Как и “Найк-Х”, система должна была иметь противоракеты “Спринт” и “Спартан”. Позже, придя к выводу о том, что и эта система не сможет стать эффективной, американцы отказались от ее развертывания. Стало ясно, что защитить от ракетного нападения города и территории невозможно.
В 1969 г. США приступили к разработке новой системы “Сейфгард”. На этот раз система должна была защищать только наиболее важные военные объекты - ракетные шахты, аэродромы стратегических бомбардировщиков, базы атомных подводных лодок и центры управления войсками. Однако некоторое время спустя решением сената США и эти работы были прекращены как недостаточно эффективные, а построенный и испытанный комплекс ПРО на ракетной базе Гранд-Форкс был законсервирован. СССР и США сели за стол переговоров об ограничении систем ПРО. 
Создатели отечественных систем ПРО утверждают, что именно благодаря их успехам в 1972 г. был подписан советско-американский договор. Создатели отечественных комплексов средств преодоления ПРО считают, что подписание этого договора является их заслугой. Думается, правы и те, и другие. Комплексы средств преодоления ПРО обладают высокой эффективностью подавления РЛС. Относительная простота и дешевизна позволяют своевременно разрабатывать новые средства и производить их замену на ракетах, поддерживая высокую эффективность ракет на протяжении всего срока боевого дежурства. Именно эти их качества в значительной мере способствовали тому, что СССР и США удержались от развертывания сверхдорогостоящих полномасштабных систем ПРО. 

ТЕПЛОВЫЕ ГОЛОВКИ, КАССЕТНЫЕ БЛОКИ, ЛАЗЕРЫ... 

В конце 1960-х гг. ведущие ракетные КБ Советского Союза приступили к разработке боевых ракет с разделяющимися головными частями. Разделяющиеся головные части (ядерные боевые блоки) представляют собой очень сложные цели для перехвата. Но все же перехват их возможен. Если же боевые блоки оснастить средствами преодоления ПРО, они становятся практически неуязвимыми. 

Анализируя варианты боевого применения МБР с разделяющимися головными частями, специалисты ЦНИРТИ пришли к выводу о том, что потенциальный противник все же сможет создать достаточно эффективную противоракетную систему, и только комплексы ее преодоления помогут нашим ракетам прорвать оборону, так как на уничтожение каждого боевого блока с комплексом преодоления ПРО потребуется несколько ракет-перехватчиков. Держать же на постоянном боевом дежурстве огромное количество мощных радаров, противоракет и других дорогостоящих систем слишком обременительно. Тем более, что для борьбы с этими системами применяются значительно более дешевые средства. Например, станция активных помех весит около 30 килограммов, а способна нейтрализовать работу мощной РЛС противника высотой с многоэтажный дом.

Еще в 1960-е гг. родилась противоракетная игра. Конструкторы московского ЦНИРТИ на обычный листок бумаги записывали десять так называемых реализаций - данных об изменении радиолокационного сигнала головной части ракеты в полёте. При этом девять реализаций принадлежали ложным целям, а одна - боевому блоку. Требовалось вычислить, какой ответ является правильным. Листы бумаги запечатывались в два конверта для секретных документов, скреплялись сургучом и печатями играющих сторон. Один конверт оставался у разработчика - в ЦНИРТИ, другой конверт передавался смежной организации - воронежскому НИИ-5. Решив задачу, воронежцы должны были выслать свой ответ в Москву. После этого конверты должны были вскрываться, а данные сверяться. 
Ученые ЦНИРТИ показали мне такой конверт, хранящийся в их сейфе уже... 30 лет в ожидании ответа из Воронежа. Коллеги так и не смогли решить, какой же из ответов правильный. Разумеется, дело не в недостатке компетентности, а в степени сложности задачи.

Под руководством директора института Юрия Мажорова и руководителя работ Виталия Герасименко велась разработка целой серии новых комплексов средств преодоления ПРО. Коллектив ЦНИРТИ совместно с реутовским НПО машиностроения, днепропетровским КБ “Южное” и Московским институтом теплотехники разработал комплексы преодоления “Каштан”, “Магнолия”, “Лавр”, “Вяз”, “Кипарис” и другие. Эффективность этих средств преодоления ПРО была высокой. 
С первых дней создания комплексов ПРО и средств их преодоления и на протяжении целого ряда лет в научных и конструкторских организациях СССР и США шла огромная, напряженная работа. Это была действительно гонка вооружений. В американских системах ПРО происходило снижение высот перехвата. В ответ наши конструкторы создали так называемые тяжелые ложные цели. Одним из первых «представителей» таких целей был прибор, разработанный Юрием Банниковым, Игорем Легким и Геннадием Бородиным. Эта цель, внешне напоминающая артиллерийский снаряд, в отличие от легких не сгорала при входе в плотные слои атмосферы, а, выдерживая колоссальную температуру, прикрывала боеголовку почти до самой земли.