Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Об истории отечественных исследований пуска ракет из-под воды, страница: 2 из 4

Согласно секретному пенемюндскому документу от 19 января 1945 г., предварительные исследования этой очень непростой проблемы должны были быть .завершены в марте. Как видно из протокола совещания, состоявшегося в Пенемюнде 9 декабря 1944 г., на судоверфи «Вулкан» в Штеттине было поручено создать три плавающие стартовые платформы. Работы по упомянутому проекту велись также па Вольфебургском предприятии «Фольксваген-верке». Но в конце войны работы по обеспечению старта А.-4 с воды были прекращены. 
Авторы ряда вышедших на Западе изданий безапелляционно утверждают, что все работы в области РТ и ракетно-космической техники в СССР имели своей основой немецкие разработки предвоенных и военных лет. Например, в вышедшей в ФРГ в начале 60-х годов книге «Российский путь к Луне» говорится: «...Быстрому успеху в разработке «Спутника-1» Советы обязаны немецким ученым-ракетчикам, которые не совсем добровольно работали в СССР» [4, с. 761. Сообщая о том, что часть немецких специалистов работала в лагере на острове Городомля (о. Селигер), автор этой книги Валлисфурт делает резюме: «...с этого лагеря начались многие наивысшие достижения Советов» [4, с. 81]. 
Подобные утверждения обильно рассыпаны на страницах книги Р. Люзара «Немецкое оружие и секретное оружие второй мировой войны и его дальнейшее развитие» [51. В последние годы подобного рода рассуждения начали появляться и в нашей периодике. В качестве примера можно сослаться на серию статей Б. Коновалова «У советских ракетных триумфов было немецкое начало», опубликованных в 1992 г. в газете «Известия» ^71.

Не избежали такого ошибочного вывода и авторы книги «Тогда в Пенемюнде». Сообщая о разработке плавающих стартовых платформ, они утверждают, что «...Советы в 50-х годах пустили этот проект в дело» [3, с. 92].

В действительности, в нашей стране всерьез занимались проблемой подводных стартов управляемых баллистических ракет дальнего действия (БРДД) и до 50-х годов. В 1947 г. инженер НИИ-88 Валентин Асикритович Ганин получает авторское свидетельство № 7797 «Способ запуска управляемых реактивных снарядов с воды и из-под воды», датированное 7 октября (документы, которые приводятся в докладе, хранятся в архивах ЦНИИмаша и КБхиммаша).

Интересна сама личность В. А. Ганина. Историки РТ обходили вниманием этого человека. Он родился 17 ноября 1911 г. в д. Кокшино Архангельской волости Вологодской губернии в семье бедного крестьянина. В 1927 г. Ганин окончил электротехническую школу, в 1936 г. с отличием - Ленинградский политехнический институт по специальности «Паротурбокомпрессорные машины»; работал слесарем-электромонтером, начальником смены па ТЭС, главным механиком, заведующим ТЭС; в 1938 г. перешел на завод «Большевик», работал механиком цеха, инженером-конструктором, а с 1942 г.—старшим инженером Центрального артиллерийского КБ В. Г. Грабима. 
В 1945 г. Ганина направляют в дипломатическую школу, он оканчивает ее и до марта 1948 г. работает в МИД СССР. Но дипломата неодолимо тянет к технике. С февраля 1947 г. по март 1948 г. он совмещает свою дипломатическую деятельность с работой инженера-конструктора в 4-м отделе специального конструкторского бюро НИИ-88 по разработке дальних зенитных управляемых ракетных снарядов (ДЗУРС), а с марта 1948 г. переходит в этот институт, где работает ведущим конструктором, заместителем главного конструктора отдела ДЗУРС, затем в ОКБ-2 НИИ-88 начальником сектора, начальником агрегатного отдела, а с выделением ОКБ-2 из НИИ-88 и созданием на его базе самостоятельного ОКБ-2, позже КБхиммаша — начальником бюро научно-технической информации. Скончался он 22 сентября 1965 г.

В. А. Ганин—кандидат технических наук. В его творческом активе 62 работы в области артиллерии, авиации, ракетной техники, в том числе 24 авторских свидетельства [6].

Уже в 1948—1949 гг. в НИИ-88 рассматриваются варианты ракет для подводных пусков. Но всерьез к делу приступили лишь тогда, когда обозначились контуры баллистической ракеты дальнего действия на долгохранимых компонентах топлива. Она разрабатывалась в инициативном порядке под руководством С. П. Королева в его ОКБ-1, входившем тогда, в 1951 г., в состав НИИ-88.

Один из первых документов, относящихся к обоснованию необходимости продолжить активную разработку проблем, связанных с подводным стартом ракет, датирован 21 мая 195) г. Это письмо заместителя военно-морского министра в Министерство вооружений министру Д. Ф. Устинову. В письме говорится о необходимости дальнейшей технической проработки старта БРДД из-под воды. На письме резолюция: «И. Г. Зубовичу. Эту работу нужно сделать». Тогда же Зубович дает указание директору НИИ-88 К. Н. Рудневу включить работу по техническому исследованию путей осуществления стрельбы БРДД из-под воды с подводной лодки в план научно-исследовательских работ института на 1951—1952 гг.