Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Ракетная гордость Индии

Региональная сверхдержава Индия скоро будет одним из центров силы мирового значения. И во многом благодаря качественному и количественному росту военной мощи, всемерному развитию национальных военно-промышленных комплексов.

Дели де-факто стал членом ядерного клуба, самостоятельно разработав ядерное оружие и средства его доставки – прежде всего баллистические ракеты средней и большой дальности.

Новое оружие древнего султана

Амбиции индийского военно-политического руководства в вопросе создания собственными силами ракетных комплексов различного назначения имеют давние корни. Как утверждают индийские военные историки, Индия – одна из первых стран мира, успешно и в достаточно больших масштабах применявшая ракетное оружие: документально зафиксированные факты относятся к XVIII веку.

Тогда султан Типу, глава княжества Майсур, прозванный британцами Тигром Майсура, вел освободительную борьбу против колониальных войск. По сохранившимся документам и свидетельствам современников, войска армии султана Типу активно применяли примитивные ракеты в качестве вспомогательного средства и «оружия массовой поддержки».

Британцы по достоинству оценили новое оружие султана Типу и после опыта, полученного ими в ходе 2 и 4-й англо-майсурских войн, приняли на вооружение аналогичные ракеты – изобретатель сэр Уильям Конгрив создал на их базе ракеты, получившие его имя (Congreve Rocket), успешно примененные в ходе англо-французских и иных войн, а также состоявшие на вооружении других стран мира, включая и Российскую империю.

Что касается современной Индии, то большую роль в укреплении ее оборонной мощи сыграла так называемая Комплексная программа разработки управляемого ракетного оружия (IGMDP – Integrated Guided Missile Development Program). Прежде всего она позволила достичь такого уровня развития национальной ракетной отрасли, при котором стала возможной реализация принципа «опоры на собственные силы».

Официально в рамках комплексной программы осуществлялись работы по шести проектам. Среди них ракетные комплексы стратегического назначения с баллистическими ракетами средней и межконтинентальной (или промежуточной) дальности семейства «Агни» (впоследствии была поставлена задача создания на их базе межконтинентальной баллистической ракеты), ракетные комплексы тактического и оперативно-тактического назначения с баллистическими ракетами семейства «Притви», зенитные ракетные комплексы с зенитными управляемыми ракетами «Акаш» и «Тришул», управляемая ракета авиационного базирования «Астра» класса «воздух-воздух», а также противотанковый ракетный комплекс с противотанковой управляемой ракетой «Наг». Иногда к этой программе причисляют также ракетный комплекс с крылатой ракетой «БраМос», но это не так – работы по данному комплексу шли вне рамок комплексной программы как отдельный российско-индийский проект.

Путешествие доктора Калама 

Разработкой основных положений комплексной программы занимался тогдашний руководитель DRDL (Defense Research and Development Laboratory – одно из подразделений DRDO, расположенное в Хайдарабаде), а ныне президент республики доктор Абдул Калам, которого с тех пор часто именуют «отцом индийской ракетной программы». В течение шести месяцев Калам и ветераны DRDL при содействии научного советника министра обороны и начальника DRDO доктора В. С. Аруначалама прорабатывали основные направления в области создания управляемого ракетного оружия и затем представили результаты своих трудов на суд министра обороны и премьер-министра Индии. 
Причем первоначально речь не шла о единой программе – создавать ПТРК с ПТУР «Наг», ЗРК с ЗУР «Акаш» и «Тришул», комплексы с БР «Притви» и «Агни» предполагалось в ходе отдельных, не связанных друг с другом проектов, последовательно реализуемых один за другим. Однако по требованию министра обороны Р. Венкатарамана доктора Калам и Аруначалам объединили эти программы в единую комплексную программу, начав официально работать над ней 27 июля 1983 года.

Для реализации комплексной программы был создан специальный совет, председателем которого стал Калам. Однако он делегировал достаточно большие полномочия – как исполнительные, так и финансовые – пяти директорам проектов, оставив за собой только главные вопросы. В том числе поддержание контактов более чем с двумя десятками смежников.