Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

ТОТ ФАКТ, ЧТО ПЕРВОЙ ЗАПУЩЕННОЙ В СССР БАЛЛИСТИЧЕСКОЙ РАКЕТОЙ БЫЛА ЛЕГЕНДАРНАЯ НЕМЕЦКАЯ ФАУ-2, СКРЫВАЛИ ВПЛОТЬ ДО РАЗВАЛА СОЮЗА

В августе 1945 года, спецгруппа "Выстрел" во главе с Сергеем Королёвым начала охоту за сверхсекретным оружием рейха. О тех событиях рассказывает их участник, киевлянин Иван Бровко

Ни в годы войны, ни после ее окончания Советская Армия не смогла заполучить ни одной немецкой баллистической ракеты ФАУ-2 (напомним: этими ракетами, способными преодолевать более 200 километров, вермахт обстреливал территорию Англии). Сразу после войны завод "Дора" в горах Тюрингии, где строили ФАУ, оказался в зоне оккупации войск союзников. Но через два месяца они отдали эту территорию нашим в обмен на Западный Берлин. К этому времени в Москве создали спецгруппу "Выстрел" во главе с будущим генеральным конструктором советских ракет Сергеем Королёвым. Ей следовало восстановить выпуск ФАУ для армии. Однако когда 1 августа 1945 года спецгруппа прибыла на "Дору", там уже не было ни одной ракеты, а оборудование оказалось основательно поврежденным. Пришлось развернуть поиск людей, работавших с ФАУ, и самих ракет по всей территории, контролируемой Советской Армией. О подробностях этой "охоты" рассказывает участник спецгруппы "Выстрел", майор в отставке Иван Бровко.

Союзники пригласили Королёва на показательный запуск ФАУ

-- Спецгруппа была своего рода штабом поиска ФАУ, к которому пришлось подключить все наши войсковые части в освобожденных странах, -- рассказывает Иван Бровко. -- Так мы обнаружили два полигона -- в Польше и на острове в Балтийском море, -- где немцы испытывали ракеты. Осмотрели предприятия, поставлявшие для ФАУ комплектующие. Но ни одной ракеты найти так и не удалось. В лучшем случае нам попадались их детали.

В разгар поисковой кампании, в октябре 1945 года, как бы в насмешку над нами, американцы и англичане устроили показательный запуск ФАУ близ Гамбурга. Причем делалось это открыто. Союзники даже пригласили руководство "Выстрела". Так Королёв и еще двое наших впервые "живьем" увидели сверхсекретное оружие рейха, но лишь со смотровой площадки для гостей.

-- Вы не пытались получить ФАУ у союзников?

-- Они вывезли ракеты с завода "Дора" не для того, чтобы затем показывать их нам. Кстати, это предприятие, расположенное возле городка Бляйхероде, полностью соответствует стереотипному представлению о секретном объекте -- его цеха размещались в недрах горы. Работали там заключенные печально известного лагеря "Дора".

Союзники, хотя и скрывали от нас ракету, допустили возвращение из Америки в советскую зону оккупации Германии г-на Гретруба, помощника знаменитого конструктора Вернера фон Брауна, руководившего созданием ФАУ. Впрочем, в деле возвращения Гретруба главную роль сыграла наша разведка. НКВД нам тогда оказал значительную помощь -- в лагерях для военнопленных немцев чекисты нашли много специалистов, работавших с ФАУ. Дошло до того, что в середине 1946 года вместо группы "Выстрел" организовали научно-исследовательский институт, имевший статус немецкого. Институт (его название переводится как "Реактивное строительство") вовсе не походил на советские "шарашки", где ученые хотя и занимались наукой, но были заключенными. Тот же Гретруб, например, жил в большом добротном доме, а его супруга каждое утро, как истинная аристократка, совершала прогулку верхом на лошади. Достойные условия были созданы для остальных работавших у нас немцев, и мы имели право свободно с ними общаться.

-- Получается, что сами немцы восстановили для Советской Армии производство своей ракеты?

-- Это была совместная работа. В ней участвовали десятки видных советских ученых, а руководил коллективом Сергей Королёв.

ФАУ переименовали в А-1

-- Чем занимались вы?

-- Костяк спецгруппы "Выстрел" составляли ученые, занимавшиеся ракетной техникой. Многие из них были знакомы с Королёвым еще до войны. Я попал в "Выстрел" благодаря своему фронтовому товарищу Георгию Тюлину. Мы познакомились еще в 41-м, обороняя Москву. Оба командовали подразделениями легендарных "Катюш". К окончанию войны Тюлин дослужился до полковника и вошел в число людей, организовывавших нашу спецгруппу. Когда встал вопрос о кандидатуре офицера, который бы занялся передачей ФАУ в войска, он предложил меня (весной 45-го никто не знал, что наладить выпуск ракет мы сможем только через два с половиной года).