Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Затопление космической станции «Мир», страница: 3 из 5

Наконец, тем, кто рвет волосы на голове по поводу затопления «Мира», хотелось бы еще раз рассказать о том, какие именно поломки происходили на борту станции. Трижды в сентябре 1997 года на станции отказывал бортовой компьютер. Трижды станция теряла ориентацию. Зимой 1997/1998 года также трижды отключались системы навигационного контроля. Что это значит? Что в один прекрасный момент ЦУП мог полностью потерять контроль над станцией, та превратилась бы в обычный многотонный склад железа и оборудования, а затем неуправляемо рухнула на Землю. Надо сказать, что падение такой станции на какой-нибудь город соответствовало бы налету эскадрильи современных бомбардировщиков с полным боезапасом. 
Число потенциальных жертв даже подсчитать невозможно, о престиже России и говорить бы не пришлось. Кстати, никакого экономического роста сейчас точно не было бы, так как Москва обязана была бы выплачивать по искам страховых компаний многомиллиардные суммы. Вот такая перспектива. Причем ничего фантастического – все это могло произойти на самом деле. Таким образом, решение о контролируемом затоплении дряхлой и разваливавшейся станции «Мир» в 2001 году выглядит не просто правильным, но еще и крайне запоздавшим. Справедливости ради стоит сказать, что еще в 1998 году совет главных конструкторов принимал решение о затоплении «Мира». Росавиакосмос даже называл время и место затопления «Мира» – ноябрь 1999 года. О событиях, отсрочивших затопление в 1999 году, мы поговорим чуть позже.

Но в любом случае возникает вопрос: почему тянули так долго? Ну не выполнил «Мир» возложенных на него задач до конца отведенного ему срока. Ну не вышло. Погибло государство, которое дало жизнь станции. Но это же форс-мажор. Оказывается, не так все просто.

Когда рушился СССР, когда в казне не хватало денег ни на что, а перед крупными городами маячила вполне реальная угроза голода, в ноябре 1991 года российское правительство передало «Мир» в аренду корпорации «Энергия». Договоренности с американцами в 1993-м позволили российским предприятиям, связанным с космосом, получать деньги. Но деньги эти могли поступить только от станции «Мир», и в первую очередь на обеспечение жизни самого «Мира», ведь американцам был жизненно необходим российский опыт длительных космических полетов. 
И они были готовы за него платить. В результате за 4,5 года визитов астронавтов на «Мир» США перечислили более 500 млн долларов, что обеспечило 50% поступлений для финансирования станции. РКК «Энергия» в свою очередь строила модуль «Звезда» для МКС и обеспечивала пребывание астронавтов США на «Мире». Между тем нехватка средств замедлила запуск модуля «Звезда» почти на два года и Россия чуть не вылетела из списка участников МКС.

То есть только безденежность, если не сказать нищета России не позволили затопить «Мир» в соответствии с расчетными сроками. Космическое имущество, которым являлся «Мир», эксплуатировалось в хвост и в гриву. Но все же настал и предел эксплуатации. Показателем этого является то, что американские астронавты стали отказываться от полетов на «Мир», а 9 июня 1998 года станцию покинул последний американец. Помимо этого, 29 января 1998 года в Вашингтоне был подписан Меморандум о взаимопонимании между Росавиакосмосом и NASA по вопросам сотрудничества в рамках Международной космической станции. 
И если раньше «Мир» помогал строительству МКС, с 1998 года он стал помехой, так как отвлекал не только человеческие и финансовые ресурсы на поддержку своего существования, но и ракеты, количество которых не могло быть резко увеличено (тем более учитывая дефолт 1998 года и общее ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры). Тогда же прекратилось и финансирование «Мира» за счет бюджета США. Станция, как уже говорилось выше, все чаще стала выходить из строя, в результате совет главных конструкторов принял решение о затоплении ее в 1999 году.

Но тут вмешалась политика. Ухудшение отношений России и США на рубеже 1998–1999 годов, связанное с подготовкой агрессии против Югославии, а также операцией ВС США и Великобритании в Ираке в 1998 году, привело к тому, что Москва в лице набиравшего тогда силу премьер-министра Евгения Примакова решилась на асимметричный ответ Штатам. 22 января 1999 года премьер-министр подписал постановление правительства, продлевавшее срок службы станции «Мир» до 2002 года. Это было чисто политическое решение, своего рода демарш, который фактически ставил под угрозу выполнение программы полетов на МКС. У тогдашней слабой России не было других средств продемонстрировать свое несогласие с политикой наглого гегемона: разворот самолета да угроза не послать на МКС корабли – вот и все, что было в арсенале России в 1999 году.

Вместе с тем подписание постановления еще не гарантировало выделения финансовых средств. Более того, в постановлении указывалось, что средства следует изыскивать из внебюджетных источников. Между прочим, в законе «О федеральном бюджете на 2000 год» в статье 24 предусматривалось даже бюджетное финансирование полета «Мира» в пилотируемом режиме.