Последние статьи

Проанализировав лунные породы, которые, как сообщается в журнале Science, были доставлены...
Американские ученые провели компьютерное моделирование, показавшее, что спиралевидная структура...
24 октября 1960 года. Р-16. Байконур. "Первая ракета Р-16, именуемая "изделие 8К64", не покидая...

Затопление космической станции «Мир», страница: 4 из 5

В законе говорилось о том, что деньги на «Мир» должны пойти от доходов, поступающих в 2000 году от распоряжения принадлежащими Российской Федерации правами на результаты НИОКР военного и двойного назначения сверх тех, что заложены в бюджете. Да, бюджетная строчка была прописана. А вот механизм поступления этих средств прописан не был. И деньги, соответственно, не поступали, да их никто и не собирался тратить на «Мир». Что еще раз подтверждает – решение не топить «Мир» в 1999 году было именно политическим.

Конечно, нельзя забывать и о лоббизме. Так, РКК «Энергия», арендатор «Мира», была крайне незаинтересована в затоплении станции в то время. Январское постановление 1999 года появилось при активном участии главы РКК Юрия Семенова. Отметим, что Росавиакосмос дистанцировался от принятия постановления – его глава Юрий Коптев в день подписания правительственного документа демонстративно отправился в Германию.

Собственных средств у РКК «Энергия» на поддержание жизни «Мира», естественно, не хватало. Более того, учитывая обязательства РКК по программе МКС, а также существенную задолженность бюджета России перед корпорацией, вряд ли «Энергия» смогла бы в одиночку заниматься «Миром». В том числе поэтому в августе 1999 года станцию покинули космонавты, и она продолжала полет в беспилотном режиме, а с 8 сентября ЦУП перевел «Мир» в режим консервации.

Теперь, наконец, пришла пора рассказать о последних полутора годах жизни «Мира», о компании MirCorp, а также о несбывшихся надеждах на возможность коммерческого использования старой космической станции.

Итак, «Мир» законсервировали, но в соответствии с правительственным постановлением существование станции должно было продолжаться до 2002 года. Политическая составляющая к этому времени уже отошла на задний план. Примакова сменил на посту премьера Степашин, которого затем так же сменил Путин. РКК «Энергия» не готова была платить за «Мир» те деньги, которые требовались для того, чтобы он летал вокруг Земли.

В результате было принято решение об образовании коммерческого предприятия, которое бы организовывало коммерческое использование станции. С этой целью в феврале 2000 года была создана частная корпорация MirCorp, которой РКК «Энергия» передала «Мир» в субаренду. Штаб-квартира компании находилась в Голландии. 60% акций MirCorp принадлежало РКК «Энергия», остальное – компании Gold & Apple, а также IT-бизнесмену Шириндживу Катурии. В штате компании трудилось 6 человек. Президентом ее был Джеффри Мэнбер, до того восемь лет возглавлявший американский офис РКК «Энергия». 
Компания была намерена вывести «Мир» на IPO и получить на бирже несколько сот миллионов долларов. Сейчас в связи с тем, что IPO не было произведено, трудно сказать, была ли MirCorp организацией махинаторов или искренне заблуждающихся романтиков, но последующие события показали, что коммерческой жилкой руководство организации если и обладало, то крайне специфической.

Надо сказать, что все существовавшие ранее планы частного коммерческого использования «Мира» провалились. Денег обещали многие, но никто не достал ничего. В отличие от предшественников, MirCorp удалось привлечь порядка 40 млн долларов и профинансировать полеты двух грузовиков к «Миру» и одного пилотируемого корабля. Но на этом коммерческий запал компании угас. В кейсе у MirCorp был заказ от Gold & Apple на проведение исследований, а также заказ от американского бизнесмена Денниса Тито, который хотел стать первым космическим туристом. Помимо этого был подписан контракт с телекомпанией NBC на организацию ТВ-шоу, победитель которого должен был полететь на «Мир». Но этого оказалось критически мало, а больше потенциальных заказчиков не было видно на горизонте.

Основная причина заключалась в том, что проводить исследования на старой станции «Мир», как уже говорилось выше, было небезопасно, дорого, а часто и невозможно. Оборудование «Мира» было сильно изношенным, со сроком работы от 5 до 15 лет, соответственно, наука, которая за это время далеко ушла вперед, не нуждалась в тех исследованиях, которые можно было провести на таком оборудовании. И наконец, в это время строилась новая МКС, на которой как раз с учетом новейшего оборудования, комфортных условий и высокой степени безопасности было удобнее и эффективнее проводить все исследования. «Мир» в этой ситуации оказался лишним.

Что же касается туризма, то тут опять же вставал вопрос безопасности. И конечно, комфорта. Платить миллионы долларов за то, чтобы жить в тесном гробу, пропахшем многолетним ароматом потоотделений и мочой, согласятся немногие.

В результате наша космическая станция была не просто лишней – она оказалась «пятым колесом в телеге». В то время как Россия должна была выполнять обязательства по запуску ракет к МКС, компания MirCorp пользовалась как раз теми ракетами, которые и должны были лететь в космос во исполнение российских обязательств. Вот в чем объяснение той странной фразы из газетной цитаты, которую я привел в самом начале.